XII юридическая премия года

Юридическая практика

 

ФОТОГРАФИИ С ЮРИДИЧЕСКОЙ ПРЕМИИ:

Комментарии победителей
«Юридической премии 2018 года»

Алексей СОШЕНКО,
управляющий партнер Redcliffe Partners

«Лучший юрист по долговой реструктуризации»

— Может ли представитель юридической профессии реализовать себя на каком-то другом поприще?

— Все индивидуально. Все зависит от человека, от его стремлений к развитию и желания помочь обществу. Профессия юриста многогранна, поэтому можно не останавливаться на юридической практике и идти дальше, например, попробовать реализовать себя в политике. Не думаю, что это мой путь, но многие мои коллеги выбрали работу в госорганах или политическую карьеру.

— В каких институтах власти сегодня, на ваш взгляд, больше всего не хватает юридических кадров?

— Мне кажется, что именно парламенту в первую очередь необходимы профессионалы в сфере юриспруденции, поскольку сегодня качество юридической техники некоторых законодательных инициатив оставляет желать лучшего.

Александр МАРТЫНЕНКО,
старший партнер CMS Cameron McKenna Nabarro Olswang

«За выдающиеся профессиональные достижения» (выбор главного редактора газеты «Юридическая практика»)

— Если бы в свое время вы не выбрали юридическую стезю, в какой профессии вы бы могли реализовать себя?

— Я бы стал археологом. Археологий я увлекаюсь и сейчас, а еще историей, лингвистикой…

— А можно ли назвать юриспруденцию творческой профессией?

— Безусловно, профессия юриста требует креативности каждый день, каждый час, каждую минуту. Индивидуальный, творческий подход к каждому кейсу просто необходим. Но одних творческих способностей для юриста мало, он должен обладать также высокими аналитическими способностями, профессиональными знаниями и, конечно же, хорошим интеллектом.

Галина ЗАГОРОДНЮК,
партнер DLA Piper

«Иностранная юридическая фирма года»

— Должно ли юристу быть присуще профессиональное тщеславие?

— Однозначно должно. Не тщеславных юристов я не знаю, есть те, кто это качество просто лучше скрывает. Наверное, в любой профессии тщеславие — это двигатель для личностного прогресса.

— Некоторые представители юридического бизнеса в будущем видят себя судебной системе, например, на престижных должностях в Конституционном или Верховном Суде. Что для вас является венцом юридической карьеры?

— Лично для меня венец карьеры не имеет смысла, поскольку это означает, что человек уже достиг конечной цели и перестал развиваться. Работа юриста в моем понимании — это процесс: если ты достиг определенного уровня, нужно двигаться дальше. Венец профессиональной деятельности для меня — это когда ты с удовольствием ходишь на работу каждый день, и это ощущение не угасает через 20–30 лет.

Михаил ИЛЬЯШЕВ,
управляющий партнер «Ильяшев и Партнеры»

«Лучший партнер юридической фирмы»

— Поделитесь секретом успеха: как партнеру стать лучшим?

— Только за один год стратегию выстроить нельзя. Если кто-то хочет победить в этой номинации, ему нужно хорошо работать лет так десять-пятнадцать. Все те, кто оказался в шот-листе этой номинации «Legal Awards 2018» достойны, чтобы получить награду в 2019-м.

— Что является венцом карьеры практикующего юриста?

— Сложно ответить. Если компания будет побеждать, занимать высшие позиции рейтингов на юридическом рынке Украины, это уже можно назвать вершиной успеха.

— А как насчет изменения сферы деятельности? К примеру, подать документы на следующий конкурс в Верховный Суд?

— На сегодняшний день судебная система притягивает столько негатива, что едва ли там можно получить что-то положительное. Возможно, когда это изменится, я вернусь к этому вопросу.

Антон КОВАЛЬ,
партнер «Дубинский и Ошарова»

«Лучший юрист по интеллектуальной собственности»

— Какие ожидания юридического рынка от деятельности Высшего суда по вопросам интеллектуальной собственности?

—Это очень большая мечта всего юридического рынка. Идея создания специализированного суда витала в воздухе еще с начала «нулевых». Рынок ожидает повышения эффективности защиты прав интеллектуальной собственности. Сегодняшние реалии, к сожалению, таковы: дела слушаются годами, назначаются сотни экспертиз. Очень часто судьи не понимают, что такое изобретение, а что такое формула изобретения. Мы очень ждем старта работы ІР-суда, где будут работать профессионалы своего дела, которые смогут отличить полезную модель от изобретения, будут хорошо разбираться в профильном законодательстве. Оперативность рассмотрение дел — прежде всего. Также рынок ждет разъяснений по разным важным вопросам. К примеру, в сфере интеллектуальной собственности очень сложно возместить убытки. Многие годы у судов нет единого подхода, как их возмещать, как их считать. Надеемся, новый суд уделит внимание и этому вопросу. Рынок ждет.

Геннадий ВОЙЦИЦКИЙ,
партнер Baker McKenzie

«Лучший юрист по налоговому консультированию»

— Бенжамин Франклин как-то сказал, что в этом мире неизбежны только смерть и налоги. Вы с ним согласны?

— С ним сложно не согласиться. И я боюсь, что эта мудрость ныне трансформировалась таким образом, что налоги стали даже ближе, чем смерть. Мне даже неудобно признать, сколько лет я в профессии. Начинал я еще в 1994 году. За это время работал над очень разными проектами, но самые запоминающиеся — это те, когда ты видишь довольного клиента. Тогда можно почувствовать искреннее удовлетворение от качественно проделанной работы.

Артур МЕГЕРЯ,
партнер L.I. Group

«Лучший юрист в сфере банкротства»

— Какими качествами должен обладать юрист, чтобы стать лучшим в сфере банкротства?

— Он всегда должен ориентироваться не просто на процесс, а на результат. Правило «главное не победа, а участие» не работает, если вы хотите стать лучшим. Многие коллеги-юристы думают, что банкротство — это что-то страшное, далекое и что это «конец». Нет, банкротство — это только начало. Если говорить о каких-то маркерах, которые усложняют работу юриста в этой сфере то, на мой взгляд, это постоянное изменение законодательства. Я не согласен с коллегами, которые ратуют за постоянное изменение нормативно-правового поля. Законодательство в сфере банкротства нужно сделать стабильным. Следовательно, стабильной станет практика.

Оксана СИМОНОВА,
партнер Baker McKenzie

«Лучший юрист по конкурентному праву»

— Какие тренды отечественного конкурентного регулирования вы бы выделили?

— Очевидно, тема, которая в дальнейшем будет активно развиваться, — это государственная помощь. Изменения в законодательство в этом контексте вступили в силу, обращения в Антимонопольный комитет Украины посыпались. Пока об эффективности механизма предоставления госпомощи судить рано. Но эта тема попала в фокус внимания не только законодателя, непосредственных участников процесса, но и юристов. Новая сфера нуждается в тщательном исследовании, поскольку качественной юридической экспертизы нет пока ни у кого.

Николай СТЕЦЕНКО,
управляющий партнер AVELLUM

«Юридическая фирма года в сфере корпоративного права»

— Что нужно сделать, чтобы стать лучшей юридической фирмой в сфере корпоративного права, помимо, конечно, отличных корпоративов?

— Это точно не про корпоративы. Для того чтобы стать лучшими в корпоративном праве, нужно много работать, верить в своих клиентов и свою страну. Также нужно активно обучать студентов расти до западных стандартов и даже клиентов обучать тому, как работать по лучшим западным образцам.

Александр ФЕФЕЛОВ,
адвокат, руководитель практики антимонопольного та конкурентного права «Ильяшев и Партнеры»

«Юридическая фирма года в сфере конкурентного права»

— Согласны ли вы с утверждением, что государственная помощь — это основной тренд конкурентной сферы в Украине?

—Да, но я бы еще добавил осуществление контроля в сфере публичных закупок. Государственная помощь — это очень интересная новая сфера, и, по моим наблюдениям, коллеги активно начинают ею заниматься. Мы не исключение, кроме того, мы хотим закрепить за собой лидерские позиции по этому вопросу.

Лариса АНТОЩУК,
руководитель практики по разрешению налоговых споров KPMG Law Ukraine

«Юридическая фирма года в сфере налогообложения»

— Углубление специализации — это один из международных трендов. Как вы смотрите на создание, скажем, Высшего налогового суда в Украине?

— В этом нет необходимости. Административная юрисдикция прекрасно справляется с налоговыми делами. Наоборот, хочется, чтобы споров было меньше, а бизнес цивилизованно решал свои налоговые вопросы. Что касается деятельности нового Верховного Суда, то в целом однозначно оценить его деятельность нельзя. К новым позициям ВС также есть вопросы — они интересны и, безусловно, заслуживают внимания со стороны юридической общественности.

От имени KPMG я хотела бы сказать: на рынке непросто… Не просто с иностранными инвесторами, поскольку всегда есть вызовы, которые трудно объяснить. Поэтому хочется высказать слова благодарности юридическому рынку, который помогает эти вызовы достойно встречать, сопровождать локального и иностранного инвестора с сохранением и максимальной прибыли и максимальной защиты. Инвесторов больше всего интересует стабильность (налогового законодательства, политической власти) и прогнозируемость: регулярное изменение подходов фискальных органов и изменение нормативно-правового поля — это не нормальная практика.

Юрий ПЕТРЕНКО,
управляющий партнер АО ADER HABER, и Алексей СОЛОМКО, советник АО ADER HABER

«Лучшая юридическая фирма в сфере исполнительного производства»

— С выходом на «исполнительную арену» частных исполнителей изменилась ли ситуация с исполнением судебных решений?

Алексей СОЛОМКО: Кардинально. Дела доходят до того, что должники сами исполняют решения. Наблюдается тенденция к уменьшению объема исполнительных документов. Если раньше показатель количества исполнительных документов, которые выдавались судами и доходили до государственных и частных исполнителей, составлял около 100%, то теперь — 70%.

Юрий ПЕТРЕНКО: Наша компания работает с частными исполнителями. Но в связи с тем, что сфера исполнения судебных решений находится в состоянии постоянного изменения правового поля, мы не исключаем каких-либо кардинальных преобразований в статусе частных исполнителей.

Светлана ТРОФИМЧУК,
партнер S.T. Partners

«Юридическая фирма года по семейному праву»

— Сфера семейного права, в отличие от других сфер, отличается стабильностью. Также стабильно отмечаются успехи вашей компании (и ваши лично) в этом направлении на Legal Awards…

— Да, в прошлом году я выиграла эту награду в индивидуальной номинации. Сфера семейного права отличается стабильностью и эмоциональностью. На сегодняшний день отрасль набирает колоссальные обороты, многие юридические компании открывают соответствующие практики. Это достойные игроки рынка, поэтому победа в данной номинации для нас так важна.

С чем связано повышение интереса юррынка? С увеличением количества расторжения бракосочетаний, увы.

Помимо стабильности эта практика примечательна сильной эмоциональной составляющей. К сожалению, не все супруги приходят к цивилизованному расторжению брака. Мы разъясняем клиентам, что деньги, потраченные на долгую и продолжительную войну в суде, лучше направить на обучение детей. У нас есть огромное количество побед (а я считаю это победой) — когда переговоры заканчиваются мирным урегулированием, путем подписания договора о порядке содержания и воспитания детей.

Андрей ТРЕМБИЧ,
адвокат АФ «Грамацкий и Партнеры»

«Юридическая фирма года по недвижимости»

— Это, наверное, ваша первая награда в этой сфере?

— Мы впервые подали заявку на «Юридическую премию года». Не потому, что раньше считали себя недостойными, нет. Эрнест Мирчевич состоял в номинационной комиссии, и мы избегали участия по этическим соображениям.

Впервые мы номинировали две наши фирмообразующие практики: недвижимость и IT — и стали победителями в первой из них. Находиться здесь сегодня — огромная честь, быть номинированным — еще большая честь, а держать в руках «Юридический оскар» — это высочайший уровень доверия и признания всей нашей команды. Знаете, каждый год мы смотрим музыкальную премию Американской академии звукозаписи «Грэмми» — там тоже есть индивидуальные номинации, а есть номинация «Лучший альбом года». Так вот — это наш альбом года, это командная награда, которой мы гордимся и поставим в офисе на самом видном месте. К счастью или к сожалению, это наша первая награда за десять лет, и она, мне кажется, будет самой ценной среди всех.

Назар ЧЕРНЯВСКИЙ,
партнер Sayenko Kharenko

«Юридическая фирма года по GR»

— Ваша номинация была представлена только тремя номинантами. Почему такая небольшая конкуренция юридических фирм в сфере GR?

— Эта ниша еще недостаточно заполнена. Исторически в Украине Government Relations воспринимались как «решение вопроса» (или, другими словами, занести конверт).

Мы были первыми, кто начал изменять такой менталитет и ломать стереотипы, мы системно строили эту практику по западным стандартам. Нам очень помогло то, что со времен учреждения фирмы клиентская база преимущественно состояла из иностранных компаний. Практика GR создавалась органично: многие вещи на рынках капиталов или в финансовой практике мы делали впервые, и нужно было изменять законодательство. Мы выработали профессиональные контакты, выстроили хорошие взаимоотношениями со многими регуляторами, с законодательной и исполнительной властью и осознали, что можем помогать международным донорам, пытающимся изменить украинские правовое поле.

Евгений БЛИНОВ
и Олег БЕКЕТОВ,
партнеры Eterna Law

«Юридическая фирма года по арбитражной практике»

— Стала ли победа в этой номинации для вас ожидаемой?

Олег БЕКЕТОВ: В определенной мере да, потому что мы представляем фирму, которая себя посвятила арбитражу. Разные типы споров, разные арбитражные институты, но это то, что мы знаем, любим, то, чему посвящена наша профессиональная деятельность и карьера.

— Недавно в Гааге был создан арбитражный суд по рассмотрению вопросов искусства. А какого арбитражного института не хватает вам?

Евгений БЛИНОВ: Я сам интересуюсь вопросами искусства, в частности, тем, что называют «право в сфере искусства». Моя позиция такова: чем больше судов — тем лучше. Действительно, специализация — это шаг в будущее, ведь экономика усложняется. Мы видим специализированные суды в IP-сфере, сфере торговли автомобилями, аграрной или спортивной сфере, потому ответ простой — чем больше видов арбитража, тем лучше.

— А кому вы отдадите преимущество — национальному суду или арбитражной институции?

Олег БЕКЕТОВ: В контексте Украины — арбитражу. Да, тут многое сделано в плане реформирования судебной системы, заработали новые процессуальные правила, но давняя сложная коррумпированная история государства еще долгое время не будет вызывать доверие иностранцев к национальной судебной системе. Поскольку Украине нужны инвестиции и привлечение капитала арбитраж — это лучшее. По крайней мере на данном историческом этапе.

Евгений БЛИНОВ: Суд, как и любая другая услуга, достаточно дорогое удовольствие. Нужно понимать, что если государство не способно надлежащим образом содержать суд высокого качества, международный арбитраж может выступить отличной альтернативой. Это тот же суд, только частный. При условии обеспечения справедливости частный капитал сможет обеспечить более качественное, справедливое, беспристрастное и независимое рассмотрение дела. В нынешних условиях Украине стоит передавать как можно большее количество споров на решение международного арбитража, конечно, только при условии обеспечения факторов, о которых я упоминал выше.

Елена ХИТРОВА,
партнер практики «Медицина и фармация» ЮФ ILF

«Юридическая фирма года в сфере медицины и фармацевтики»

— Как вы оцениваете ход реформы системы здравоохранения?

— На эту тему я могу говорить долго, но отвечу кратко: по Украине реформа двигается неравномерно, некоторые области поняли, что происходит, и идут вперед, другие пока выжидают и смотрят со стороны. Поэтому сказать, что во всех регионах Украины есть единая картинка, нельзя. Исходя из того, как проходит подписная кампания, как медучреждения готовятся к подписанию договоров с Национальной службой здоровья Украины, можно говорить, что реформа двигается хорошими темпами.

Александр РУЧКО, партнер ALEXANDROV & PARTNERS,
и
Олег ШЕВЦОВ, советник ALEXANDROV & PARTNERS

«Юридическая фирма года в агросфере»

— Справедливо ли утверждать, что больше всего проблем у ваших клиентов возникает с рейдерством?

Александр РУЧКО: Рейдерство — это достаточно специфическая ниша в агропрактике. У тех, кто имеет проблемы с рейдерством, как правило, другие проблемы просто исчезают. Действительно, в нашей практике встречаются случаи рейдерства, но не нужно забывать о проблемах привлечения финансирования, регулирования земельного рынка. Рейдерство (и не только в агросфере) — это скорее следствие сложившейся в стране ситуации, а не первопричина.

Самые популярные запросы от наших клиентов касаются более созидательных вещей: это расширение бизнеса, формирование земельного банка, привлечение финансирования и поиск партнеров.

— Как вы оцениваете потенциал Украины как аграрной страны? Есть ли у нас шансы на международной арене?

Олег ШЕВЦОВ: Шансы, безусловно, есть, и они очень высокие. Об этом свидетельствуют рейтинги по экспорту агропродукции. Но я бы хотел обратить внимание на другой аспект. Бытует мнение, что современный украинский аграрий — это человек с лопатой в поле, который копает картошку. Многие так думают, согласитесь. На самом деле современный украинский аграрий — это серьезный мыслящий бизнесмен, который вкладывает много интеллекта, денежных ресурсов и сил в развитие своего бизнеса. Именно благодаря этому наша страна сохраняет высокую планку в «аграрном мире». У них есть и инструментарий. Сегодня, к слову, существует программное обеспечение, которое загружаешь на телефон, потом телефон наводишь, скажем, на корову, и можно отследить, насколько она накормлена.

Современный аграрный бизнес — это высокоинтеллектуальная сфера. Это не человек с лопатой. Забудьте об этом рудименте.

Александр БОНДАРЧУК,
управляющий партнер ЮА «Абсолют»

«Региональная юридическая фирма года»

— Какие практики самые актуальные в вашем регионе?

— Наша компания ориентирована на судебные споры, хотя, безусловно, наша любимая практика (с нее мы и начинали) — это банкротство. Актуально в регионе все, что касается хозяйственного, корпоративного и налогового права.

Назар ЧЕРНЯВСКИЙ,
Sayenko Kharenko

«Юридическая фирма года в IT-сфере»

— Как вы думаете, в следующем году можно ввести номинацию «Юридическая фирма в сфере блокчейн» или «Юридическая фирма в криптоотрасли»?

— Если найдется достаточно претендентов, почему бы и нет? Но мне кажется, что с этим возникнут трудности. Пока эта сфера очень узкая. К примеру, в таком новом направлении, как ІСО, в Украине специализируется, наверное, фирмы три, да и то есть вопросы, насколько хорошо они в этом разбираются. Нужно следить не только за стремительно развивающимися технологиями, но и за регуляторными режимами, которые различаются в разных странах. ІСО очень тесно связаны с рынками капиталов, и без базовой подготовки едва ли получится хорошо работать в новом направлении.

Эта сфера скорее для интереса, она не генерирует много дохода, но создает определенную репутацию, реноме инновационной компании.

Если говорить о самых распространенных запросах наших клиентов, специализирующихся в IT-сфере, то это структурирование бизнеса, от чего зависит налогообложение, вопросы права интеллектуальной собственности и многое другое. В этой сфере элемент украинского права не очень большой — как правило, IT-бизнес создается за пределами страны.

Владислав СОКОЛОВСКИЙ,
управляющий партнер «Соколовский и Партнеры»

«Лучший юрист по налоговым спорам»

— Законодатели уже задекларировали намерение создать Национальное бюро финансовой безопасности. Ваше мнение: чем НБФБ лучше налоговой милиции?

— Считаю, что налоговую милицию уже давно пора ликвидировать. Она давно себя дискредитировала, и любой другой орган будет лучше налоговой милиции. Если же вместо нее будет создано Национальное бюро финансовой безопасности, главное, чтобы в него не попали сотрудники налоговой милиции: они в принципе не готовы к реформированию, изменению стиля своей работы. Сегодня у представителей юридического сообщества и бизнеса есть все-таки надежда на то, что новый орган сможет эффективно защищать интересы государства, привлекая к ответственности тех, кто действительно не платит налоги, не используя при этом инструменты давления. Ради этого стоит изменить законодательство.

Артем СТОЯНОВ,
старший партнер Юридической группы LCF

«Лучший судебный юрист»

— Уже пять месяцев юридическое сообщество Украины живет по новым процессуальным правилам. Ваша оценка, насколько они эффективны?

— По моим наблюдениям, в последние полгода, наверное, в 99% дел, в которых наша компания представляла интересы клиентов в судах (в основном это хозяйственные и административные споры, в меньшей степени гражданские), судебные решения были прогнозируемыми. В первую очередь это касается нового Верховного Суда (ВС), где мы получали вполне ожидаемые судебные решения. Не знаю, как будет дальше, но пока что моя оценка нового процессуального законодательства с точки зрения его применения судами, в частности, ВС — это «отлично». Единство и последовательность судебной практики, которую сегодня формирует новый ВС, заслуживают уважения и вселяют в представителей юридического сообщества оптимизм.

Денис БУГАЙ,
партнер VB PARTNERS

«Лучший адвокат по уголовным делам»

— Согласны ли вы с позицией Евросуда, что пребывание подозреваемого/подсудимого в судебном заседании в «стеклянном боксе» унижает его достоинство?

— Раньше очень часто судьи и прокуроры удивлялись ходатайствам адвоката об освобождении подозреваемого/подсудимого из-под стражи на время судебного заседания, для того чтобы подзащитный не находился в условиях тюрьмы — «в клетке» или «стеклянном боксе» — в судебном процессе. Но мы, как адвокаты, должны бороться за свободу нашего клиента, даже если она пятиминутная. По моему мнению, только человек «без пут» может активно и эффективно себя защищать. Лицо, которое находится «в клетке» или в закрытом боксе, не может сделать этого априори. Радует то, что в последние время практика рассмотрения соответствующих ходатайств меняется, и часто суд разрешает подозреваемому/подсудимому во время судебного рассмотрения находиться рядом со своим адвокатом. Для меня это является ярким примером действия принципа презумпции невиновности и реализации права на защиту.

Александр ПЛОТНИКОВ,
партнер Arzinger

«Юридическая фирма года по долговой реструктуризации»

— Удалось ли восстановить доверие общества к судебной власти с помощью тех мер, которые уже были предприняты в рамках судебной реформы?

— К сожалению, пока что не могу сказать, что полностью удалось восстановить доверие к судебной системе, но позитивные сдвиги в этом плане уже произошли. Например, очень показательной является деятельность нового состава Верховного Суда: уже были приняты достаточно интересные судебные решения, и отношение судей ВС к адвокатам стало намного прогрессивнее.

— А какова роль в процессе повышения доверия к судам адвокатов?

— В формировании позитивного имиджа судебной системы и повышении ее авторитета должны принимать участие все те, кто с ней хоть как-то связан. В первую очередь это, конечно, задача для самих судей, но и роль адвокатов в данном процессе не стоит недооценивать: они могут способствовать тому, чтобы судебная система развивалась в правильном направлении.

Ярослав РОМАНЧУК,
управляющий партнер EUCON Международный правовой центр

«Юридическая фирма года по трансфертному ценообразованию»

— Сегодня налоговые споры часто переходят в плоскость уголовного процесса. Ваш рецепт: как можно минимизировать уголовные риски в сфере налогообложения?

— Во-первых, нужно и правильно вести бухгалтерский учет. Во-вторых, компания должна иметь хороших консультантов, тех, кто будет заниматься налоговым планированием, руководствуясь принципом оптимизации, а не минимизации (это то, что сегодня чаще всего попадает под контроль налоговых органов).

— Может ли в Украине прижиться идея экономической амнистии и при каких условиях?

— Как показывает практика других государств, режим экономической амнистии не всегда оправдывает ожидания. В Украине такая идея, конечно, имеет право на реализацию, но она точно не решит всех существующих проблем в экономической сфере.

Максим ЛЕБЕДЕВ,
адвокат, партнер ЮФ GOLAW

«Юридическая фирма года по защите бизнеса»

— Для адвоката «резонансное» дело — это удача или вызов?

— В первую очередь это хороший бюджет проекта, хороший заработок и, конечно же, интересная работа. Сегодня уголовные дела нередко переходят в публичную плоскость: об этом мы знаем не понаслышке, поскольку управляющий партнер нашей фирмы ведет такие дела лично. Для успешной защиты интересов клиента в громких уголовных производствах одной юридической работы недостаточно. Нужно привлекать пиарщиков и специалистов, занимающихся лоббированием.

Тарас ПОШИВАНЮК,
партнер EQUITY

«Юридическая фирма года по судебной практике»

— Какие изменения, реализованные в рамках судебной реформы, можно назвать новаторскими?

— Новаторским был подход законодателя к вопросу формирования нового Верховного Суда (ВС), реализованного в рамках перехода Украины от четырехзвенной к трехзвенной судебной системе. Судя по пяти месяцам работы новой кассационной инстанции, она показывает хорошие результаты, в том числе в части обеспечения прогнозируемости судебной практики, кроме того, у судей ВС на многие проблемные вопросы правоприменения достаточно прогрессивные взгляды. Также к числу новаторских можно отнести идею о создании Высшего суда по вопросам интеллектуальной собственности, которая сейчас активно реализуется.

Олег БАТЮК,
управляющий партнер МЮФ Dentons

«Юридическая фирма года в сфере комплаенс»

— В вопросе эффективной борьбы с коррупцией сегодня большие надежды возлагаются на создание Высшего антикоррупционного суда. Ваше видение: создание такого высшего специализированного суда — это требование времени или политическая целесообразность?

— Абсолютно очевидно, что в Украине необходимо менять отношение к коррупции. Для этого не нужно корректировать законодательство или создавать какие-то специальные органы, главное — изменить парадигму мышления граждан: с терпимого отношения к коррупции на беспощадную борьбу с ней. Если это произойдет, то, возможно, и Высший антикоррупционный суд создавать не придется. Хотя надеяться на то, что это негативное явление в нашей стране удастся искоренить полностью, к сожалению, не приходиться. Но чтобы такой процесс был запущен (пусть он и проходит не так быстро, но зато эффективно), на мой взгляд, создание такого суда — важный и очень своевременный шаг.

Андрей ПОРАЙКО,
партнер ЮФ EVERLEGAL

«Юридическая фирма года в сфере банкротства»

— Готова ли отечественная правовая система к введению в 2019 году так называемой адвокатской монополии во всех судебных инстанциях?

— На мой взгляд, украинская правовая система к такому нововведению готова уже давно, и чем быстрее это произойдет, тем лучше. Я как адвокат позитивно оцениваю такое изменение, реализованное в рамках конституционной реформы в части правосудия. Считаю, что чем больше будет высококлассных адвокатов, тем качественнее станет вся система правосудия. От этого выиграют все: и адвокаты, и юристы, которые только стремятся стать адвокатами, и органы адвокатского самоуправления, задачей которых станет проведение качественного отбора кадров, и судебная система в целом.